Архив

ноября 2020
пнвтсрчтптсбвс
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30123456

Преподобный Сергий Радонежский в истории и современности Уфимской епархии

     29 октября по благословению Преосвященнейшего НИКОЛАЯ, епископа Салаватского и Кумертауского, настоятель Введенского храма г. Баймака игумен Сергий (Максименко) принял участие и выступил с докладом в III Епархиальных Табынских чтениях. После секционных заседаний состоялся концерт.
 
                                                  ДОКЛАД
              Настоятеля Введенского храма г. Баймака, магистра богословия.
 
          Преподобный Сергий Радонежский в истории и современности
                                       Уфимской епархии
 
      История Русской Церкви есть история церковной жизни русского народа, который исповедует христианскую православную веру, сохраняет ее догматы и Таинства и управляется единой церковной иерархией.
    
     И как в любой истории, в истории русской православной церкви есть имена, которые носили исторические люди, жившие в известное время, делавшие исторически известное жизненное дело. Сделанное таким человеком, по своему значению так далеко выходило за пределы своего века, своим благотворным действием так глубоко захватило жизнь дальнейших поколений, что с лица, его сделавшего, в сознании этих поколений постепенно спадало все временное и местное, и оно из исторического деятеля превратилось в народную идею, а самое дело его из исторического факта стало практической заповедью, заветом, тем, что мы привыкли называть идеалом.
    
     Такие люди становятся для грядущих поколений не просто великими в памяти, а вечными спутниками, путеводителями, и целые века благоговейно произносят их дорогие имена не только для того, чтобы благодарно почтить их память, но и для того, чтобы самим не забыть правила, ими завещанного.
    
     Таково имя преподобного отца нашего Сергия игумена Радонежского чудотворца. Который посвятил жизнь свою нравственному воспитанию народа, и это была внутренняя миссия, которая должна была служить подготовкой и обеспечением миссии внешней.
Разумеется, он мог применять к делу внутренней миссии  средства нравственной дисциплины, доступные и понятные тому веку, а в числе таких средств самым сильным был живой пример, наглядное осуществление нравственного правила.
     
     Он начал с себя и продолжительным уединением, исполненным трудов и лишений среди дремучего леса, приготовился быть руководителем других. Жизнеописатель, сам живший в братстве, воспитанном Сергием, живыми чертами описывает, как оно воспитывалось, с какой постепенностью и любовью к человеку, с каким терпением и знанием души человеческой.
Преподобный Сергий со своею обителью и своими учениками был образцом и начинателем в этом оживлении монастырской жизни, “начальником и учителем всем монастырем, иже в Руси”, как называет его летописец.
 
     Примером своей жизни, высотой своего духа преподобный Сергий поднял упавший дух родного народа, пробудил в нем доверие к себе, к своим силам, вдохнул веру в свое будущее. Он вышел из нас, был плоть от плоти нашей и кость от костей наших, а поднялся на такую высоту, о которой мы и не чаяли, чтобы она кому-нибудь из нас была доступна.
 
     Своим появлением среди соотечественников, сидевших во тьме и сени смертной, он открыл им глаза на самих себя, помог заглянуть им в свой собственный внутренний мрак и разглядеть там еще тлевшие искры того же огня, которым горел озаривший их светоч. Русские люди XIV века признали это действие чудом, потому что оживить и привести в движение нравственное чувство народа, поднять его дух выше его привычного уровня — такое проявление духовного влияния всегда признавалось чудесным, творческим актом; таково оно и есть по своему существу и происхождению, потому что источник его — вера.
 
     К концу жизни преподобного Сергия едва ли вырывался из какой-либо православной груди на Руси скорбный вздох, который бы не облегчался молитвенным призывом имени св. старца. Этими каплями нравственного влияния и выращены были два факта, которые легли среди других основ нашего государственного и общественного здания и которые оба связаны с именем преподобного Сергия.
 
     Один из этих факторов — великое событие, совершившееся при жизни преподобного, а другой — целый сложный и продолжительный исторический процесс, только начавшийся при его жизни и продолжающийся до сего дня.
 
     Так духовное влияние преподобного Сергия пережило его земное бытие и перелилось в его имя, которое из исторического воспоминания сделалось вечно деятельным нравственным двигателем и вошло в состав духовного богатства народа.
 
     Это имя сохраняло силу непосредственного личного впечатления, какое производил преподобный на современников.  Эта сила длилась и тогда, когда стало тускнеть историческое воспоминание, заменяясь церковной памятью, которая превращала это впечатление в привычное, поднимающее дух настроение.
 
     Этим настроением народ жил целые века; оно помогало ему устроить свою внутреннюю жизнь, сплотить и упрочить государственный порядок.
 
     При имени преподобного Сергия народ вспоминает свое нравственное возрождение, сделавшее возможным и возрождение политическое, и затверживает правило, что политическая крепость прочна только тогда, когда держится на силе нравственной. Это возрождение и это правило — самые драгоценные вклады преподобного Сергия, не архивные или теоретические, а положенные в живую душу народа, в его нравственное содержание.
 
     И как писал историк Василий Осипович Ключевский: «Одним из отличительных признаков великого народа служит его способность подниматься на ноги после падения. Как бы ни было тяжко его унижение, но пробьет урочный час, он соберет свои растерянные нравственные силы и воплотит их в одном великом человеке или в нескольких великих людях, которые и выведут его на покинутую им временно прямую историческую дорогу».
 
     Подвижничество преподобного Сергия Радонежского в значительной степени повлияло на всю отечественную духовность, ибо он внес в нее важнейшие для всего русского национального сознания религиозно-философские идеи.
 
     В первую очередь, преподобный Сергий, стремясь к «жизни во Христе», ввел идею и практику «высокого жития», как реальный пример нравственного совершенства, как некий общечеловеческий идеал.
 
     Таким образом, выступая духовным наследником преподобных Антония и Феодосия Печерских, Сергий Радонежский сместил акценты в направление духовного и нравственного самосовершенствования, отказавшись от физического «истязания плоти».
 
     И недаром в самом житие неоднократно подчеркивается, что именно из-за «чистоты жизни» преподобный Сергий был удостоен благодати Божией.
 
     Немаловажным условием «высокого жития» были идеи смирения и любви. И преподобный всей своей жизнью доказывал окружающим — жизнь можно устраивать только добром и любовью, ибо, отвечая злом на зло, человек порождает новое зло.
 
     Недаром религиозный мыслитель и философ Григорий. Петрович. Федотов, говоря о преподобном Сергии, вполне справедливо заметил: «Смиренная кротость — основная духовная ткань его личности».
 
     Необходимой составляющей «высокого жития» являлась идея «внутренней» духовной свободы, как высшей степени свободы вообще.
 
     Идея «внутренней свободы» со временем стала очень влиятельной в отечественной религиозно-философской мысли и в литературно-художественном творчестве. Эта идея нашла свое отражение и выражение практически во всех учениях русских философов и во многих произведениях русских писателей. Более того, в идее «внутренней свободы» Сергий Радонежский выразил одно из важнейших качеств русского национального самосознания.
Еще одно из условий «высокого жития» — и для отдельного человека, и для обители, и для общества в целом, — преподобный Сергий видел в единомыслии.
 
     И совсем неслучайно то, что обитель, основанная преподобным Сергием, была посвящена Святой Троице. Преподобный видел в Троице высший христианский образ Единства и Любви, ибо ипостаси Святой Троицы единосущны, и не разделены, не знают ненависти, но исполнены Любви.
 
     Впервые в русской религиозно-философской мысли преподобный Сергий придал идее Святой Троицы реальное, конкретное звучание, преобразовал христианский догмат в символ живого единства, того единства, к которому должны стремиться все живущие на земле люди. Таким образом, Святая Троица это еще и прообраз того, как должно строиться человеческое общежитие вообще и русское общество, в частности.
 
     По сути дела, образ Святой Троицы показал всей Руси возможную и реальную дорогу спасения государства. В религиозно-философском смысле, этот образ, как идеал земного бытия, открывал путь для снятия самой дилеммы — национальное или вселенское. Путь этот был связан с освоением опыта Вселенской Церкви через укрепление и развитие собственных национальных начал в Русской Церкви.
 
     Ведь в иноческом подвиге преподобного Сергия нашли свое единство давние русские традиции радостного, оптимистического восприятия православной веры, и принципы более мистического восточного христианства. Более того, объединенные воедино, они стали основой всего дальнейшего духовного развития Руси. Идея особого пути Руси и особого замысла Божьего в отношении Руси постепенно стала завоевывать все большее место в сердцах и сознании русских книжников.
 
     Как писал все тот же Федотов: «Мы имеем полное право видеть в преподобном Сергии первого русского мистика, то есть носителя особой, таинственной духовной жизни, не исчерпываемой подвигом любви, аскезой и неотступностью молитвы. Тайны его духовной жизни остались для нас скрытыми».
 
     По сути дела, в этом внимание к мистическому познанию Божиих тайн, столь ярко представленному житием Сергия Радонежского, можно видеть новый и плодотворный опыт освоения русской религиозно-философской мыслью традиций Византийской Церкви.
В целом же, мистический опыт преподобного Сергия, поведанный его жизнью, свидетельствует, что на рубеже XIV-XV веков перед русской религиозно-философской мыслью уже в полном объеме вставала задача освоения опыта христианской Церкви во всем его многообразном объеме.
 
     Стремясь найти себя на путях Божьего Промысла, Русь стремилась к единению с Богом. И роль именно Сергия Радонежского в этом более чем велика.
 
     И эта роль как уже было сказано выше, не заканчивается только его эпохой, дух преподобного Сергия этот дух печальничества за Церковь и за землю Русскую этот дух передается многим пастырям, а наипаче Архипастырям, в числе которых Высокопреосвященнейший Никон Митрополит Уфимский и Стерлитамакский. Который вступил на Уфимскую кафедру в эпоху духовного ренессанса и деятельным образом проявил себя как талантливый Архипастырь, наставник, строитель, вдохновитель и чадолюбивый отец.
Результатом его творческой деятельности явилось множество новых храмов обителей духовных центров с их многочисленной инфраструктурой.
 
     Это и сонм священнослужителей, в числе которых наш Архипастырь наставник и духовный руководитель Преосвященнейший  Николай епископ Салаватский и Кумертауский и множество духовных чад, которых Высокопреосвященнейший Митрополит Никон своим творческим духом наставил на путь истины.
 
     Современная эпоха также характеризует себя триадой епархий объединенных в одну Башкортостанскую Митрополию и плеядой Архипастырей имеющих одну цель, задающих новый вектор истории Русской Православной Церкви.
 
     Несомненно, мистическая связь между эпохой преподобного Сергия Радонежского и нашей современностью многогранна. Духовный и творческий потенциал преподобного Сергия эманирует и на нашу эпоху, давая силы и вселяя надежду всем трудящимся на ниве Христовой.