Архив

июня 2017
пнвтсрчтптсбвс
2930311234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293012

"Войной изломанное детство" - воспоминания настоятельницы Марфо-Мариинского женского монастыря с. Ира игумении Серафимы

В прошлом году матушке Серафиме (в миру Мишура Элеонора Александровна) исполнилось 79 лет. Матушка Серафима - дитя войны. Она до сих пор, со слезами и болью в сердце, вспоминает свое детство, которое пришлось на начало войны.

- Столько лет прошло, а война не забывается. Жили мы в г. Свердловске (ныне Екатеринбург). В июне 1941 года моя бабушка Анастасия Афанасьевна проводила на фронт своих пятерых сыновей- Анатолия, Александра, Алексея, Николая и Дмитрия. Среди них и мой отец Скурихин Александр Павлович. Какие тяжелые были проводы! Рыдали все- и взрослые, и дети.

С фронта не сразу, но начали приходить письма- треугольнички. Бабушка всю войну коленопреклоненно молилась о своих сыновьях. К концу войны на полу, где перед иконами молилась наша бабушка, остались луночки от ее коленочек. Через всю свою жизнь она пронесла веру в Господа, была сильная духом. Четверых вымолила – вернулись с войны. Все были ранены, все с правительственными наградами. Возвращались через наш дом - ведь здесь их ждала мама! И только младший сын Дмитрий пропал без вести в начале войны. От него пришло единственное письмо- «доехал до места». Много запросов отправляли, но никаких данных о его судьбе не узнали. И, только в канун 70- летия Великой Победы, в интернете нашли сведения о погибших. Мой дядя Дмитрий погиб и был захоронен в братской могиле в г. Минске.

Отец прошел всю войну. Воевал под командованием дважды Героя Советского Союза, маршала Конева. Первое ранение в ногу получил в 1943 году. Попал в госпиталь, ходил на костылях, после с тростью. По окончании лечения его отпустили на побывку домой. Я хорошо помню нашу встречу. Мы, ребятишки, играли на улице. Детей было много – со всех соседних домов. Подходит к нам военный и мы все ему кричим: «Папа!», «Мой папа!», «Папа!». Мы его не видели в военной форме, а ведь прошло два года! Папа всех прижимал к себе и плакал. Эти слезы я не забуду никогда. Какие мы были счастливые, что это НАШ папа! Мама рассказывала, что отец был дома меньше месяца – потом снова на фронт. Нога у него еще болела поэтому его направили на интендантскую службу. Еще два раза был ранен, но легко и домой больше не приезжал. Войну закончил в звании майора, в Германии, в Берлине. Про войну почти никогда не рассказывал.

Мама, Мария Павловна, всю войну работала секретарем – машинисткой в военном учреждении. Утром уезжала на работу рано- мы еще спали, а вечером возвращалась поздно, но мы старались ее дождаться. Она отоваривала карточки, приносила хлеб, продукты. Приходила усталая, чуть отдохнет, а после всю нашу одежду перестирает, все погладит. Выходных у нее было мало. К концу войны у нее сильно отекали и болели руки. Мама тоже имела правительственные награды за работу в тылу во время ВОВ.

Обо мне и двум моим сестрам Аллой и Татьяной во время войны заботилась бабушка Анастасия Афанасьевна. Она была инвалидом по слуху – оглохла при последних родах. У нее было 13 детей. Шестеро умерли в младенчестве. Выжили 5 сыновей и 2 дочери. Бабушка нас очень любила, жалела. Мы общались жестами.

Все по дому делала бабушка. Мы, как могли, помогали - пол подметали, с Аллой ходили на колонку за водой с бидончиками, а когда подросли – с ведрами на коромыслах, по пол ведерка носили. Был у нас и огород - сами поливали, пололи. Но сил не было – часто испытывали голод. Мне кажется, что я всегда хотела есть. Бабушка пекла лепешки из картофельных очисток, ели крапиву и лебеду.

Дом наш был на два хозяина. Во второй половине у соседки, тети Христины, была печка- буржуйка. Иногда звали нас погреться, и, чтобы добраться до печки, нужно было пройти проходную комнату. Почему-то я в этой комнате села на лавку, а напротив стояла еще одна лавка. И под ней, на полу я увидела маленькую корочку хлеба, такую, что глаз не оторвать. Когда осталась в комнате - шмыг под лавку, взяла корочку, зажала в кулачке и - домой через кухню. Эта черствая, черная корочка была вкусней конфеты! Никому, даже маме не сказала – стыдно было, что украла. Нас строго воспитывали: чужое брать нельзя! Всю жизнь мне эта украденная корочка помнится. Уже во взрослом возрасте я пришла к вере - покрестилась, на исповеди рассказывала – каялась за нее, мы вместе с батюшкой плакали.

Младшая сестра Таня слабенькая была - падала в голодные обмороки. Было страшно. Так всю жизнь она и болела, получила инвалидность еще до пенсионного возраста. Всю свою жизнь стремилась помочь, поддержать, подбодрить и утешить ближнего. В 2000 году приняла монашеский постриг, позже - схиму. Жила в нашем, Марфо-Мариинском монастыре. Почила о Господе матушка Сергия в 2013 году.

Недалеко от нашего дома была роща, до революции там располагался монастырь. Во время войны в монашеских корпусах был госпиталь. На территории госпиталя стояла Ивановская церковь, а около нее кладбище. Бабушка ходила в церковь - без Бога не могла! Иногда брала меня с собой, но просила, чтобы я маме не говорила, и я молчала. В церкви мне нравился запах, не хотелось уходить. И батюшка добрый - по голове гладил. В настоящее время монастырь восстановлен.

Очень хорошо помню бабушкины сказки. В городе, хоть он и был далеко от линии фронта, часто объявляли учебные воздушные тревоги. При этом затемняли окна, не разрешали включать свет. В такие особенные осенне-зимние вечера бабушка садилась на топчан, мы прильнем друг к дружке – чтобы теплее было, и слушаем бабушкины сказки. Сколько она их знала! И так интересно рассказывала, что мы и про голод забывали. Такая у нас была бабушка!

С нами жила сестра отца - тетя Мила. Всю войну она прожила с нами, работала швеей. Шила на фронт рукавички, кисеты – мешочки для табака. Ежегодно к Пасхе шила нам всем троим новые платьица. Была очень верующей.

Старший брат отца - Анатолий, уже в мирное время дослужился до генерала, Алексей пришел с войны капитаном. Николай служил на флоте, вернулся с войны самым последним.

День Победы все очень ждали. Диктор Совинформбюро Левитан сообщил по радио о капитуляции Германии, о Великой Победе! Весь город вышел на улицы - мы радовались и плакали, обнимались. Ведь сколько было потерь, горя и боли.

После войны отца не демобилизовали сразу - оставили в Берлине. Только в 1946 году он приехал и забрал нас с мамой и сестрами в Германию. В Берлине мы жили год, учились со старшей сестрой в школе, преподавательский состав был московский. В Германии у нас был полный достаток, но маме было морально очень тяжело там жить. Через год, в августе 1947 года мы вернулись на Родину. После войны отец много болел. Умер в 1957 году на 52 году жизни.

Сейчас я понимаю, что по молитвам священнослужителей в тюрьмах, ГУЛАГах, в храмах, по молитвам «бабушек в белых платочках», солдат в окопах, матерей и жен этих солдат Господь даровал нам Победу в Великой Отечественной Войне…

Приближается 72-ая годовщина Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Слезы радости и гордости смешиваются 9 мая со слезами горечи и потерь. Мы славим бессмертный подвиг тех, кто воевал на полях сражений, ценой собственной жизни спасал и защищал наше Отечество, кто трудился днем и ночью на фабриках, заводах, в полях, приближая своим трудом долгожданный День Победы. Память о героях, пожертвовавших собой во имя спасения Родины, по-прежнему живет и останется в сердцах их потомков. Мы помним обо всех, кто день за днем приближал Великую Победу. Низкий поклон вам, дорогие ветераны! 

А всем, не вернувшимся с войны, Вечная память ....

Навигация